Rambler's Top100 ИСТОРИКО-ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ  
 
добавить в избранное | назад | в начало

Морская Стрельна Александра Блока


 


Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
[1]  [2]
Заколдованная страна

    Александр Блок родился в доме, который своим фасадом выходил на набережную Невы (ректорский дом Петербургского университета). Отсюда он с раннего детства наблюдал за проходящими кораблями, которые любил рисовать и тогда, и в зрелые годы. Примечательно, что на маленького Бибу (так вслед за матерью в раннем детстве все его называли) производили впечатление только парусные суда, а рабочие буксиры и финляндские пароходы, бороздившие тогда Неву, не попадаются на его детских рисунках. У него был альбом, куда он наклеивал различные картинки, снимки. Больше всего там было парусных кораблей. Любовь к морю поддерживала и мама - на большинстве детских фотографий Саша одет в разнообразные морские костюмы. Пристрастие к морю и парусным судам сохранилось у Блока на всю жизнь. Любопытно, что Александр Александрович, будучи крестным отцом дочери своего "задушевного друга" Евгения Павловича Иванова, не только посоветовал назвать дочь "морским" именем - Марина, но и подарил двухлетней девочке чудесную игрушку - большой парусный корабль, который благодарные родители сохранили (сейчас он находится в Пушкинском доме).
    В голодном двадцатом году, случайному соседу по очереди, который принял Блока "за шкипера шведского судна", Александр Александрович признался, что в детстве и в юности мечтал о том, чтобы быть юнгой на пароходе "... я рад, что похож не на писателя и не на поэта, а на моряка".
    Блок прекрасно знал свой приморский город и его ближайшие окрестности. Страстный пеший путешественник, он в одиночку или, в крайнем случае, с близким человеком, умеющим не уставая быстро ходить, исходил город вдоль и поперек, в разную погоду и время суток.
    По воспоминанию спутника Блока, поэта Владимира Пяста: - "он природу любил больше искусства... не было уголка во всем Петербурге, который бы навсегда не запомнился ему, - и почти все они отразились в его стихах, которые Блок мысленно приурочивал всегда к какому-то месту".
    В разное время у Блока были свои излюбленные маршруты - все больше по окрестностям. В юности это Острова: Петровский, Крестовский, Елагин. Несколько позже - открыл для себя Шуваловский парк, Парголово, Озерки. Еще позже -северное побережье Финского залива в Лахте и Ольгино. Потом открыл для себя близкий Екатерингоф и поселки за Нарвской заставой.
    Но самым любимым, вдохновенным загородным местопребыванием у Блока была "заколдованная страна" - морская Стрельна, куда он совершал "чуть ли не ежедневные прогулки, летом и осенью" на протяжении трех последних, трудных лет своей жизни.
    Трагическое время 1917 - 1918 годов было одним из самых тяжелых для Петрограда и его жителей из-за политического накала страстей, разрухи и надвигающегося голода. Отсутствие и вздорожание продуктов заставили голодать большинство жителей города. Семья Блока не избегла общей участи. Ее положение стало критическим после упразднения Чрезвычайной следственной комиссии, где Блок работал. Ему приходилось или идти в солдаты, или поступать на гражданскую службу. После непродолжительных мытарств Александр Александрович Блок был избран председателем Репертуарной комиссии Театрального отдела, а потом ему пришлось взять на себя еще одну работу - в издательстве "Всемирная литература". Трудно назвать все должности, которые занимал Блок в годы сотрудничества с Советской властью, перечислить всю его разнообразную деятельность.
    В этот период Александр Блок пережил период надежд, увлечений и горьких разочарований. Со временем начало обнаруживаться расхождение во многих вопросах не только с Горьким и Гумилевым, но и с другими литераторами. Ему не удавалось воплотить свои взгляды, всюду встречал он противодействия. Работа в нескольких учреждениях начала сильно его тяготить. По свой натуре он считал, что нельзя совмещать свободное творчество со службой: "что-нибудь одно: или быть писателем, или служить" - часто говорил Блок. И потому его муза умолкала всякий раз, когда судьба заставляла его служить. Энтузиазм его погас.
    В марте 1919 года он добился отставки с поста председателя Репертуарной секции, а затем и вовсе отошел от Театрального отдела с чувством досады и разочарования.
    Летом 1918 года Александр Александрович подбадривал себя длинными загородными прогулками с купанием. По воспоминаниям его тетки, Марии Андреевны Бекетовой, иногда даже он уклонялся от многочисленных утомительных заседаний и "с шаловливым видом удирал, как школьник, в Шувалове или на Лахту".
    Весной 1919 года, освободившись от служебных забот, Блок открыл для себя морской берег Стрельны, куда несложно было добраться на поезде от Балтийского вокзала или от Нарвских ворот на ОРАНЭЛе (первой в России электрической железной дороге, впоследствии переделанной в городской трамвай).
    Сначала южный берег Финского залива не произвел на Блока положительного впечатления. В дневнике он оставил краткие, эмоциональные записи: "Довольно печальная прогулка по Екате-рингофу и прочим загаженным пустырям мертвого города". "Мерзость левого берега: путиловщина, Привал, Сергиевский монастырь, болотистое море, пустынная чайная, пустынный тупик трамвая". Потом, обнаружил восхитительное море, открывающееся с оконечности стрельнинской дамбы со всех сторон. Пустынный прибрежный Нижний парк с заросшими каналами напомнил ему детство,Шахматово.
    Впечатления меняются. В Стрельне Александр Александрович начинает испытывать "упоение природой", затем двойственность чувств - восторга от природы и сожаления от брошенных и разрушающихся дач, от вечно лежащего в руинах Большого Стрельнинского двореца: "И прелестно, и почти в слезах от того, что с дворцами и парками, и разное".
    Блок в приморской Стрельне все больше находит и открывает для себя чарующих мест, начинает приезжать только сюда "Стрельна - молитва моя природе". Но оказалось, что самые красивые места Стрельны: морской мол с пристанью и купальнями, прилегающий морской берег - были закрыты для посетителей.
    В период "красного террора", летом и осенью 1918 года здесь проводились ночные массовые расстрелы заложников приговоренных к смертной казни (за Володарского, потом за Урицкого, за покушение на Ленина...) С петровских времен на стрельнинскую пристань была проложена хорошая дорога, по которой по ночам привозили на "воронках" из города страшный груз. С пристани стрельнинского мола, уходящего на версту в море, не было слышно пистолетных выстрелов, и исполнителям было удобно бросать казненных в море. Для охраны места казни были использованы здания бывшего стрельнинского парусного клуба (на месте которого в настоящее время находится музей "Морская Стрельна"), спасательной станции, находившейся на самой оконечности мола и лесной биржи порта. Во время "красного террора", для устрашения, публиковались списки казненных заложников. Селения по дороге к месту казни из города в Стрельну были переименованы, в память о тех большевиках, из-за которых были произведены массовые расстрелы: древнее Лигово - в Урицк, монастырскую Сергиевскую слободу - в поселок Ленина, железнодорожную станцию Сергиево - в станцию Володарская, прилегающий к станции дачный поселок Александровская слобода - в Володарский поселок.
    Спустя год, осенью 1919 года, запрет на посещение взморья в Стрельне был снят. Помещение бывшего стрельнинского парусного клуба было передано детям по назначению - под Водноспортивную станцию Экскурсионного сектора Социального воспитания Петроградского отдела Народного образования. Возможно, этому способствовал А. Блок.
    Но в начале лета 1919 года Блоку пришлось приложить немало усилий и возобновить старые связи (подключить даже Любовь Дмитриевну) для получения пропуска на взморье Стрельны. По воспоминаниям М.А.Бекетовой "летом Ал. Ал. усиленно гулял, купался, облюбовал на этот раз русский берег Стрельны. Запрещения ездить в Стрельну удалось избежать...".

[1]  [2]
 
 

Разработка и создание сайта JurMax © 2001